Кандид, или Оптимизм

В 1953 г. драматург Лилиан Хеллман предложила своему соотечественнику, американскому дирижеру и композитору Леонарду Бернстайну, превратить в музыкальный спектакль восьмидесятистраничную повесть Вольтера «Кандид, или Оптимизм» (1758). Хеллман усмотрела мрачную параллель между поощряемыми церковью процессами над еретиками, которые высмеивал Вольтер, и маккартизмом — антикоммунистической «охотой на ведьм», развязанной в США на правительственном уровне в начале 50-х годов. «Кандид» как нельзя лучше подходил для того, чтобы обратить внимание общества на абсурдность происходящего.

Приступая к своему третьему по счету шоу, Бернстайн не мог и предположить, что ему предстоит путешествие, не уступающее по продолжительности и числу взлетов и падений странствиям Кандида. Дорогу длиной почти в сорок лет Бернстайн прошел не один: «Кандид» вовлек в свою орбиту многих одаренных деятелей музыкального театра — либреттистов, режиссеров, музыкальных руководителей, актеров.

Творческий процесс сопровождался постоянными спорами. В то время как Хеллман стремилась сделать идеологические аллюзии более рельефными, Бернстайн ставил перед собой далекие от политики задачи. Он воспользовался европейскими корнями повести Вольтера для того, чтобы признаться в любви к музыкальному театру Старого Света. По словам самого композитора, в «Кандиде» он отдал дань всему, что его восхищало в европейской музыке, — творчеству Гилберта и Салливана, Оффенбаха и Беллини, Равеля и Прокофьева. Бернстайн намеренно отказался от современных ритмов и создал партитуру, которая, казалось, не принадлежала двадцатому веку. С точки зрения музыкальной стилистики «Кандид» продолжал традиции комической оперы и оперетты, в то же время сатирический характер истории роднит его с мюзиклом. Сам композитор говорил так: «Как его называть — опереттой, комической оперой или чем-то еще — пусть решают другие. <...> Может оказаться, что это некая новая форма. Аналогов ему в нашем театре, похоже нет, так что время покажет.» Для того, чтобы внести хоть какую-то ясность, Бернстайн придумал для своего детища подзаголовок «комическая оперетта».

Эта оперетта-мюзикл далеко не сразу снискала одобрение у публики и критиков. Первая Бродвейская постановка, открывшаяся в нью-йоркском театре Martin Beck Theater 1 декабря 1956 г., выдержала всего 73 представления.

Сильно переработанный, причём не автором, «Кандид» в версии 1974 г. был показан уже 740 раз. Несколько вариаций спектакля выходило на сцену в 80-х гг.

Наблюдая за приключениями «Кандида» на Британских островах, композитор решил, что пришло время самому взяться за партитуру. 12 и 13 декабря 1989 г. Леонард Бернстайн дирижировал «Кандидом» в лондонском Барбикан Центре, эти концерты были сняты на видео и изданы на DVD. Затем три дня — с 15 по 18 декабря — он провел на Abbey Road Studio No.1, в Лондоне, где записал оперетту для лейбла Дойче Граммофон. Таким образом, за год до своей смерти Бернстайн, наконец, смог представить «Кандида» в том виде, который отражал авторский замысел.

Одна из самых исполняемых мелодий из этого мюзикла - Ария Кунигунды «Glitter and Be Gay»:
https://www.youtube.com/watch?v=HnJIMSy-o4k

Музыка Леонарда Бернстайна обязательно прозвучит в нашем концерте БАРОККО vs МЮЗИКЛ 21 апреля в 18-00 в Особняке купца В. Д. Носова. Приходите!

По материалам musicals.ru

Дата и время:
18 апреля 2018 года

Разработка стиля и дизайн афиш - Ксения Неродо Фотосессия для сайта - Петр Чумаков